IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

Скрыть объявления

Объявления

------------------------------------------------------------------------------------
09.08.2019 - Ввиду постоянных спамерских атак, автоматическая регистрация на форуме временно закрыта. Если Вы хотите зарегистрироваться, пожалуйста напишите на почту администратора форума (указана на странице контактов на сайте) и укажите желаемый ник и Ваш адрес электронной почты.
------------------------------------------------------------------------------------
Профиль
Фотография
Опции
Опции
О себе
Юлька не указал(а) ничего о себе.
Личная информация
Юлька
37 лет
Пол не указан
Ташкент
Дата рождения: 16 Июль 1983
Интересы
Я люблю писать, читать,
Слушать, петь и целовать.
Танцевать, крутить, вертеть.
Платье новое надеть.

А еще люблю любить,
Свои мысли вам дарить.
Не люблю вообще скучать,
И о любви своей молчать.
Другая информация
Country: Нет данных
Статистика
Регистрация: 2.5.2005
Просмотров профиля: 2090*
Последнее посещение: 25.10.2006, 20:29
Часовой пояс: 30.9.2020, 20:45
173 сообщений (0.03 за день)
Контактная информация
AIM Нет данных
Yahoo Нет данных
ICQ Нет данных
MSN Нет данных
Контакт скрыто
* Просмотры профиля обновляются каждый час

Юлька

Участник форума


Темы
Сообщения
Комментарии
Друзья
Содержимое
22 Oct 2005
Я тут решила книгу написать blush2.gif

Помещаю пока 3 главы...

Потом будет продолжение...

Жду комментариев.

Заранее спасибо за внимание!




Глава 1

В жаркий сентябрьский день в стеклянных дверях аэропорта города Ташкента появилась девушка с огромной черной спортивной сумкой, которую она волокла за собой по блестящему скользкому полу в центр событий. По выражению ее лица можно было понять, что в аэропорту в сознательном возрасте она впервые. Пристально уставившись на табло, которое то и дело щелкало своими желтыми буквами, выдавая то кириллицу, то латиницу, она разглядела свой рейс в Тель-Авив. " Надо же, мой рейс не отменен, просто фантастика", подумала она, вспомнив, как веселый диджей на радио сообщил по дороге, что аэропорт Израиля Бен-Гурион благополучно закрыт по поводу забастовки во всем Израиле.
Еще раз, взглянув на табло и выяснив, что сейчас четверть четвертого дня, она силой потянула свою сумку к стойке, взяла декларацию и принялась строчить."Бережнова Ксения " - вывела она свое имя печатными буквами. Вышло не плохо, но от волнения подрагивали и потели руки, и буквы вдруг заплясали.
Ксюша была симпатичной худенькой русской девушкой, ее красивые зеленые глаза и волосы до плеч, выкрашенные в ярко красный цвет придавали ей немного марсианский вид. Мужчины в ней всегда что-то находили, чего она сама не замечала в себе, смотрясь в зеркало. Совсем недавно ей исполнился 21 год. Чувствовалось, что в ней полно энергии и решимости. По натуре она была веселым человеком и даже когда чувствовала себя нехорошо морально, то всё равно задорно смеялась, потому что по-другому не умела. А нехорошо ей было периодически. Постоянной сменой своего настроения она страдала не только сама, но и заражала всех вокруг.
Испортив, наконец, первый лист, она смяла его и засунула в карман своей черной легкой курточки с белым воротником. Хоть было и жарко, но куртку она все равно надела, опасаясь замерзнуть в самолете. Куртка ей в этот день так и не понадобилась.
Не успев испортить второй лист, она вдруг услышала, как залепетала девушка откуда-то сверху о задержке самолета в Тель-Авив. Не зная что делать, Ксюша оглянулась и не нашла ничего более подходящего, как сходить в справочное бюро.
За стеклянным окном сидела голова с накрученной на макушке шишкой из черных волос. Шишка была нанизана на тонкую железную спицу.
-Извините...э-э.
Шишка запрокинулась назад, и вдруг показались красные губы на немолодом женском лице.
- Извините, а вы не подскажете что с самолетом в Израиль?
- Бастуют, - сказали губы.
- Ну и что теперь как? – пытаясь, выпытать хоть что-то, расспрашивала Ксеня.
- Не расходитесь, сообщим!
Девушка зло дернула сумку за ремень и потащила ее к стульям: "Черт, ЧЕРТ!" - думала она падая на пластмассовый стул.
- Ну почему? Ну почему именно в этот день, когда лечу я, они бастуют?
Рейс отложили до 8 вечера. Ей ничего не оставалось, как ждать. Вытащив из кармашка сумки книгу, она попыталась погрузиться в чтение. Через пять минут, она поймала себя на том, что не читает, а то и дело таращится на иностранцев. Один из них приковал ее взгляд. Это был почти наголо выбритый симпатичный паренек, развалившийся в пластмассовом ложе прямо напротив нее. Вокруг него кучей лежали тетради и какие-то книги в мягкой обложке, на стопке этой макулатуры стоял стакан с кока-колой. Сам он был облачен в мягкую красную куртку и большие бесформенные джинсы. На его лысой голове ревели наушники, и голова дергалась, по-видимому, ей в такт. Он яростно писал в свою тетрадь и что-то жевал. Явно не наш. Сто дел сразу – Юлий Цезарь.
Поглазев на него, потом на других, потом на тех, что сдавали багаж - стало скучно, и она погрузилась в свои мысли.
Еще пару месяцев назад она рассталась со своим парнем, с которым встречалась четыре года. Огорчения по этому поводу она не испытывала, потому что он ей неплохо намотал нервы в процессе совместной жизни.
Хотя их отношения давно не складывались, и она понимала, что не любит его, а только ждет, когда он, наконец, перестанет мотать ей нервы и свалит, она все равно оставалась с ним, сама не понимая почему. Она гнала его, но он, падая на колени, молил не оставлять его. Она смотрела на его крупные слезы, оказавшиеся крокодильими, и мирилась с ним.
Закончилось всё лихим скандалом. Как-то раз он явился и стал слёзно умолять занять ему денег. Этот «баснописец» сочинил очень красочную историю о том, как потерял деньги и теперь его трясет какая-то мафия, которая дала ему пять дней на поиски, а потом собирается его просто прихлопнуть.
" Пускай лучше я потеряю эти деньги, чем потом его прибьют где-то, и я никогда себе этого не прощу", - думала она. Через пару дней после того, как он прихватил знатную сумму денег, вдруг выяснилось, что он встречается с какой-то глупой блондинкой, и мафии никакой нет. Двумя днями позже его уже не было в городе вместе с деньгами. Ксюша не плакала и не рыдала, а просто надавала ему увесистых пощечин, когда узнала обо всем, но денег она своих так и не увидела. « Ничего, - думала она, - мне еще вернется»
После этого скандала жизнь ее постепенно начала приходить в норму. Она ехала в Израиль как туристка и была очень довольна этим обстоятельством.
Она взглянула на часы. Время не двигалось. После всех событий, случившихся с ней, эта поездка в Израиль, казалась ей спасательным кругом во всей этой гадости. Она ужасно устала за это лето. Помимо гиблой личной жизни, она оканчивала институт, и потела над дипломом, часами сидя за компьютером. Она писала сотни листов, черновиков, натирая пальцы до мозолей и пожирая килограммами черешню со своего любимого дерева, так красиво цветущего весной под ее окном. В общем, лета в этом году у нее не было! И эта глупая задержка рейса казалась ей катастрофой.
От мыслей ее отвлекали люди, налипшие на стеклянные стены аэропорта. Это были обычные провожающие. Еще совсем недавно, в середине лета, в Ташкенте посреди бела дня прогремело несколько взрывов. Эти террористические акты, непонятно какого содержания, наделали много шума, а еще больше пустой суеты. И вот теперь в целях безопасности в двери аэропорта пускали только граждан с билетами на руках. Все провожающие томились за стеклом как заложники. Они действительно выглядели как заложники - кто-то плакал, кто-то просто тревожно смотрел вслед уходящим родным.
Зрелище было не ах какое веселое, и ей стало жалко этих людей. Но Бог пожалел нас, что не дал нам видеть своего будущего. И хорошо, что она не знала, что ровно через год, она будет такой же заложницей, прилипшей к этому самому стеклу, лить горькие слёзы, и смотреть тревожно вслед…
Промотавшись на неудобных креслах аэропорта до самой ночи, казалось, что она уже никогда не улетит. В будочке «справочное бюро» никаких справок на сей счет, уже не давали. Тётя с шишкой исчезла и ей на смену пришла молодая девушка с длинными черными волосами, которая похоже никакой информацией не располагала. Щелкнуло табло - рейс отменили до утра.
Добравшись до дома, Ксюша рухнула в глубоком забытье носом в подушку.

Глава 2.

Рев будильника яростно нарастал. Она хлопнула его по макушке, на что будильник ей обиженно звякнул и замолчал. На его лице было написано, что спала она три не полных часа.
В солнечное утро среды в стеклянных дверях аэропорта города Ташкента Ксения появилась с красными от недосыпа глазами и всё с той же спортивной сумкой. Рейс отменили до часу. «Да что эти евреи издеваются над нами, что ли?». Она была не одинока в своей беде, на стульях жались заспанные пассажиры того же рейса.
Регистрацию на рейс открыли в час дня. Из этого можно было сделать вывод, что раньше четырех самолет не улетит. Сутки на спортивной черной сумке!
Пройдя регистрацию и таможенный контроль, Ксюша очутилась в длинном стеклянном коридоре. В него ярко било солнце, но в самом коридоре было довольно прохладно. Через стекла виднелись самолеты – красавцы, от которых отражался и слепил солнечный свет.
Попав в накопитель, она совсем заскучала, и к тому же заныло в желудке, видимо потому что завтрак был неплотный и уже давным-давно. По соседству сидела какая-то тетка и капала на мозги своими россказнями, как она моталась сутки туда сюда и прокатала все деньги. Денег она с собой не везла вообще и теперь громко волновалась, что ее не встретит дочь. «Бывают же люди без башни, едут в чужую страну, не имея даже доллара в кармане!», - подумала Ксюша.
Покопавшись в полиэтиленовом пакете, тетка вдруг выудила оттуда сосиски и лепешку.
- Будешь?
- С удовольствием, - сказала Ксюша, у которой желудок сворачивался в рогалик.
« Денег она не взяла, а вот соски прихватила. Так что если не встретят, первое время не умрет голодной смертью», - подумала Ксения, дожевывая последнюю теткину надежду на выживание.
Хоть сосиски и были сырыми, но это было лучше, чем нытье в животе. «Если уж ты берешь сосиски, чтобы их есть, не лучше ли их уже сразу сварить?», - думалось Ксюше, заливающей сырые сосиски кока-колой. « Говорят, что кола растворяет сырое мясо за ночь, интересно через сколько растворятся сосиски?», - полезли глупости в ее голову.
Вдруг в накопитель повалил народ. Это были пассажиры – транзитники, все они были Израильтяне. Они шумно побросали свои сумки на пол. Кто-то улегся прям на пол, небольшая группа села кружком и принялась во что-то играть и громко смеяться. Остальные занимались – кто во что горазд.
Ксюша взглянула на свои часы, болтающиеся серебристым браслетом на ее тонком запястье.
Время оказалось без пяти три. На сытый желудок можно было спокойно разглядеть публику, тем более, что заниматься этим делом она любила. Когда было скучно в метро, она постоянно рассматривала людей: лица, одежду, а особенно выражения лиц. У всех тусклые серые морды, недовольные жизнью. Она замечала, что в Ташкенте счастливы только студенты, ездящие группами и громко гогочущие. Студенты везде счастливые и голодные.
Здесь же дело обстояло иначе. Кроме волнующейся тетки с сосисками, тут было много интересного народа. Это были израильтяне, и было очень интересно впервые увидеть сразу столько иностранцев. Сразу заприметилась беременная девушка в коричневой шапочке, прикрывающей только макушку. Она ела консервированную кукурузу прямо из банки большой ложкой. Ее ноги в длинной темной юбке и огромных ботинках были вытянуты и расставлены.
Разглядывая народ, Ксюше смертельно захотелось покурить, чтобы сосиски провалились и нашли, наконец, свое место. Когда она курила, она всегда смущалась, наверное, этот комплекс достался ей от родителей, которым она боялась попасться на глаза с сигаретой. Но сейчас она поняла, что бояться ей нечего, достала сигарету и закурила. Но не тут то было! Беременная скривила недовольную физиономию и сразу замахала рукой, указывая ложкой на свой живот. Ксюша засмущалась и стала перемещаться в другой конец помещения. По дороге она встретила объект, который немало ее удивил. Она увидела не то женщину, не то мужчину – просто гуманоида какого-то. То было бесполое лысое существо в красной тоге. Совершенно отрешенное лицо, помещалось на худющем теле, обернутом, в красно-рыжую простынь. За телом помещался огромнейших размеров рюкзак. Справившись с недоумением, Ксюша предположила, что это какой-то монах или монахиня откуда-то с Тибета. Как он сюда попал? Не успев оправиться от удивления, Ксюшу поразил новый шок. Типичного вида еврей – раздевался. Он закатал рукава, как бывалый наркоман и привязал длинными черными ремнями к своим рукам какие-то темные кубики. « Что это вообще такое? Я что схожу с ума?», - для Ксениного, не видевшего мир мозга, это было чересчур. Как выяснилось позже, по непроверенным данным, он вроде собирался молился, а эти кубики - какие-то коробочки с молитвами. Но для нее так и осталось секретом - зачем их привязывать к рукам в накопителе аэропорта. Наконец-то усевшись, Ксюша спокойно закурила. Она сидела и глазела на парня с длинными кудрявыми волосами. Он был одет в ужасную на вид растянутую зеленую майку без рукавов, доходившей ему почти до колен, и штаны. На его шее слоев в шесть был намотан разноцветный вязаный шарф. Паренек играл на дудочке. Флейта не флейта, в общем, дудка какая-то – Ксюша не разбиралась. Заметив ее неподдельный интерес, он вдруг встал и подошел:
- Do you speak English? – поинтересовался паренек в шарфе.
- No, no! – ответила Ксеня, стыдясь своими плохими знаниями английского. «Первым делом, как вернусь, пойду учить английский язык».
Через сорок минут самолет вместе со всеми этими странными людьми и Ксюшей на борту взмыл в небо.
На душе пели птицы. Кругом романтика. Крылья, режущие облака приводили в восторг. Гармонию нарушал только китаец, сидящий рядом. Его грязь под ногтями и глупая улыбка доверия не внушали.
После обеда принесли заполнять миграционные карты. Выяснилось, что транзитники летели из Таиланда. Этим сразу объяснялось присутствие на борту монаха и китайца.
Когда вдруг китаец, оказавшийся таиландцем, снял свои ботинки, Ксюша поняла, что романтика потеряна до конца полета. «На кого же тебя покинула цивилизация? Ладно, авось принюхаюсь», - думала Ксюша, глядя на ароматного соседа.
После длительного полета, казалось бы, над пустотой, а на самом деле над морем, вдали вдруг показался берег. Земля! Земля!
В шесть вечера по Израильскому времени, самолет приземлился на земле обетованной. Теперь можно было понять Моисея, до Израиля не так просто добраться.

Глава 3
Шагая по трапу, Ксеня ощутила себя как в бане. Воздух был влажный, жаркий, и дышать стало тяжело.
В аэропорту ее встречала сестра, ее муж и их сынишка четырех лет.
Ее сестра Алена была тоже худенькой. Не смотря, на свои 29 лет и сына, выглядела она, как девчонка. Доброе симпатичное лицо окутывали мягкие темные, почти черные волосы.
Она держала своего маленького сына Дэниса за руку, который рвался поприветствовать тетку. Наконец, они обнялись, все втроем. Ксюша присела и поцеловала Дэна в щечку. На что мальчуган вынул из-за спины пластмассовую змею и прогудел: « Ууу», - в надежде напугать. Ксюша не напугалась, вернее не сообразила напугаться. «Ух, ты!», - совершенно не в тему восхитилась она.
Чуть в стороне с фотоаппаратом сиял отец семейства по имени Борис. Наздоровавшись в волю, всё семейство задвигалось к выходу. В лифте они приехали на стоянку, где покоился их серебристый автомобиль. Уже через пять минут, «Рено» серебристого цвета катилось на север.
- Ксюша, а ты знаешь, у меня дома паук, - сказал Дэн.
- Ну что же ты все секреты рассказал? - улыбнулась Алена.
Дэн засмущался. Он всё болтал и болтал без перерывов. Всю дорогу вместо радио слушали малыша.
По дороге решили поужинать. У входа в комплекс магазинов, именуемый в Израиле «Каньон», красовалась корова раскраски а-ля Далматинец. Внутри каньона, в центре помещения в угрожающей позе стоял огромный тиранозавр, а под потолком висела такая же корова, только другой расцветки. Это могло означать лишь одно – всё для того, чтобы привлечь клиентов.
На втором этаже между магазинчиками расположился Макдональдс. Славно поужинав булочками с кунжутом, набитыми всякими разностями, они принялись за мороженое. Дэн от переизбытка чувств что-то лепетал на своем детском и размахивал вафельным рожком. После очередного взмаха, рожок не выдержал и плюнул сливочным шариком прямо на кафельный пол. Шарик, совершив полет по орбите, шмякнулся о твердь и превратился из шарика в большую зеленую сливочную кляксу. Дэн застыл с пустым рожком в руке, все дружно расхохотались.
- Это не смешно!- крикнул малыш и обиделся.
Ксюша не предполагала, что Израильские шарики мороженого намного крупнее Ташкентских, и заказала сразу четыре. Теперь она радостно поделилась с племянником своей мороженой башней.
По прибытию в город Назарет, что находится на севере Израиля, где и проживало семейство, они совершили два поворота, нырнули под мост и остановились на улице, где сплошь стояли припаркованные машины. Их домом оказалась милая двухкомнатная квартирка с выходом в маленький дворик, где росло мандариновое дерево. Мандарины висели еще зелеными.
-Выбирай, где будешь спать! На диване или на надувной кровати? – торжественно спросила сестра.
Наверное, на надувной кровати! Только кто ее будет надувать?
-Насос! – заключил Борис
Он извлек из шкафа электрический насос, и соединил его с матрасом, который лежал синей тряпкой на полу. Насос тревожно загудел, пугая соседей. Матрас начал толстеть и пухнуть. В итоге из этого дохляка получился надутый крепыш – теперь это была Ксенина кровать.
Прямо посреди зала, на синем надувном матрасе, Ксюша провалилась в сон за считанные секунды.
Просмотры


6 Feb 2016 - 18:42


16 Jul 2011 - 8:29


1 Nov 2009 - 15:40


15 Jul 2009 - 23:57


30 Dec 2007 - 18:53

Комментарии
Другие пользователи не оставили комментарии для Юлька.

Друзья
Друзей нет.
RSS Текстовая версия Сейчас: 30.9.2020, 17:45