Сейчас в Черняховске
  11:50
 ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА
    Новости сайта
    Новости города
    Новости региона 39
 СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ:
    История города
    Взятие Инстербурга
    История двух городов
    Статьи
 ИНТЕРАКТИВ:
    Расписание поездов
    Расписание автобусов
    Карты города  
    Скачать  
 ФОТОГАЛЕРЕЯ:
    ГОРОД
    ЛЮДИ
 ТВОРЧЕСТВО:
    ПРОЗА
    ПОЭЗИЯ
 ФОРУМ
 ССЫЛКИ
 О ПРОЕКТЕ
    Помощь проекту
    Обратная связь




География наших посетителей:




Интернет-магазин постельного белья и текстиля для дома Flanelle.ru



где лучше остановиться Отели Сочи бронируй онлайн









НАДРОВИЯ. Историко-краеведческий журнал. 05.2004.


22 сентября 2006

Виктор ХАБИБУЛЛИН, кандидат исторических наук, преподаватель Черняховского педагогического колледжа

СТРАНИЦЫ БОЕВОГО ПУТИ ЭСКАДРИЛЬИ "МАЛЫЙ ТЕАТР - ФРОНТУ" Судьба летчика Александра Паренкина

В 70-е годы прошлого века в Черняховском профессионально-техническом училище по инициативе его директора В.Г.Комарова был создан патриотический клуб «Родина». Члены клуба — будущие строители — вели поиск материалов о событиях, происходивших на территории области, города и района. На основе собранных документов был создан Музей боевой и трудовой славы.Я возглавлял музей с 1975 года по 1981. На одном из заседаний актива было решено собирать материалы по истории авиационной эскадрильи «Малый театр — фронту». Активисты вели обширную переписку с ветеранами эскадрильи, которые потом неоднократно приезжали в Черняховск, встречались с учащимися и многое рассказали о боевом пути этого прославленного подразделения.

Во время войны население в тылу собирало средства в помощь фронту. На собранные деньги производилась военная техника — самолеты, танки, артиллерийские орудия.

Большую роль в этом почине сыграли представители творческой интеллигенции.По инициативе артистов Государственного ордена Ленина академического Малого театра — выдающихся мастеров сцены П.М. Садовского, М.И. Царева, Е.Н. Гоголевой, В.Н. Пашенной, А.А. Яблочкиной, Е.Д. Турчаниновой, В.П. Рыжовой и других — были собраны средства на 12 боевых самолетов. 18 августа 1944 года на одном из подмосковных аэродромов в торжественной обстановке артисты театра передали летчикам 909-го истребительного авиационного полка эти самолеты с бортовой надписью: «Малый театр — фронту». От имени летчиков выступил Виктор Григорьевич Мелехов. Так появилась знаменитая эскадрилья, которую он и возглавил. Именно эта эскадрилья приняла участие в воздушных боях в небе Восточной Пруссии, в составе 3-го Белорусского фронта.

Виктор Мелехов в 1942 году служил на Кольском полуострове, охранял побережье и караваны судов союзников, шедшие к нам с боевой техникой. Став командиром эскадрильи, много летал, учил своих питомцев воздушному ремеслу. Погиб 18 февраля 1945 года.

Летчики эскадрильи проявили мужество и мастерство во время Восточно-Прусской операции, участвуя в схватках с асами люфтваффе и нанося большой урон противнику. Однако в ходе боев потери несла и советская авиация. Так, в одном из боев погиб летчик эскадрильи «Малый театр — фронту» Александр Иванович Паренкин, о котором активисты музея собрали интересные материалы.После штурма Инстербурга 21-22 января 1945 года авиаподразделение, где служил А.И. Паренкин, было передислоцировано на бывший немецкий аэродром под Инстербургом. Отсюда наши летчики совершали боевые вылеты на территорию Восточной Пруссии.

В 1975 году в наш клуб был прислан экземпляр газеты «Тюменская правда» за 14 апреля 1972 года, где описывался один из многочисленных эпизодов боевой деятельности эскадрильи. В январе 1945 года группа летчиков получила приказ совершить поисковый вылет вдоль железной дороги Инстербург — Кенигсберг. Летчики пересекли линию фронта и, обнаружив на вражеской территории железнодорожный состав противника, атаковали его. Снизившись до предельно допустимой высоты, они из всех видов оружия открыли огонь по вражескому объекту. Противник, ошеломленный дерзкой атакой, не нанес ущерба нашим истребителям. Но когда замыкающий самолет А. Паренкина начал набирать высоту, с площадки последнего вагона открыла огонь единственная зенитная установка врага. Охваченная огнем машина рухнула на землю...

Наши следопыты запросили в редакции газеты адреса родственников А. Паренкина. Ответ был вскоре получен, и завязалась переписка с младшим братом героя — Кузьмой Ивановичем Паренкиным, встреча с которым состоялась в Черняховске в 1978 году. С ним приехал и сын героя — Владимир Александрович. Мы много узнали о судьбе отважного летчика. В память об отце у Владимира оставалось несколько писем и конспект, который тот вел во время занятий в Тюменском аэроклубе. Этот конспект Владимир передал в дар музею.Александр Паренкин родился 1 января 1919 года в семье бедного крестьянина в деревне Боровое Тюменской области. Его мать умерла, когда мальчику было 6 лет. Помогая отцу, Александр быстро приобщился к тяжелому крестьянскому труду. Окончив школу, он уехал в Тюмень, чтобы там получить рабочую профессию. В 30-е годы в стране развернулась индустриализация. В школы фабрично-заводского обучения, которые стали предшественницами сложившейся в последние десятилетия XX века системы профессионально-технического образования, объявлялся широкий набор. В одном из тюменских ФЗО начал учиться и Александр. Помимо того, он ходил на занятия в аэроклуб, желая получить кроме гражданской специальности еще и военную, и успешно закончил оба учебных заведения.

В 1940 году он был призван на действительную военную службу. Попал в авиацию, стал стрелком-радистом.

После первых же полетов подал рапорт в летную школу. По ее окончании в 1942 году направлен на фронт. Служба была нелегкой, порой приходилось вылетать по пять раз в день, и каждый вылет мог стать последним. Истребители сопровождали штурмовики и бомбардировщики, вступали в воздушные схватки с асами Геринга и при необходимости наносили пушечно-пулеметные удары по наземным целям, в частности по самолетам врага, расположенным на аэродромах. Как правило, Александру сопутствовала удача в боях, и на вопросы друзей о причинах его неизменного успеха он с улыбкой отвечал, что обладает «таежным нюхом». Но, конечно, не только «нюх» помогал ему в бою, а огромная вера в Победу и упорный военный труд. В 1945 году ему, боевому офицеру, было только 25 лет. В далекой Тюменской области у него остались жена и уже повзрослевший за годы войны сын. Александр с нетерпением ожидал окончания войны, часто представлял, как вернется домой, обнимет родных людей. Его мечтам не суждено было сбыться, он не дожил всего нескольких месяцев до Победы. Но память о нем — жива.

Надровия. Историко-краеведческий журнал // Черняховск. 2004. №5. Стр. 15-17.

Добавил:  

22 сентября 2006

Анатолий ФЕСЕНКО,, директор историко-краеведческого музеяимени А.М. Иванова, г. Гусев

РОМИНТЕНСКАЯ ПУЩА

«Пустыня, покрытая лесом, опасная область, где охотника и рыболова подстерегали разбойники», — так долгое время называли немецкие хронисты юго-восточную окраину владений Тевтонского ордена. До 1945 года это место Восточной Пруссии носило название Роминтер Хайде, или Роминтенская пуща. По решениям Потсдамской конференции Восточная Пруссия была поделена между Советским Союзом и Польшей. На отшедшей к СССР территории Роминтенской пущи после образования Калининградской области был создан Краснолесненский лесхоз (лес получил название по наименованию одного из поселков — Краснолесье; нередко встречается название «лес Красный»). Польская часть леса сохранила старое название — «пуща Роминтска». Более 50 лет лес разделяется границей на две неравные части, но до сих пор юго-восточный лес Калининградской области и северо-восточный лес Польши нередко называют одним именем — Роминтенская пуща.

Общая площадь Роминтенской пущи составляет 36000 га (треть из них находится в Польше), после войны площадь пущи была увеличена со стороны Калининградской области, вдоль границы. Рельеф пущи очень холмистый, испещрен озерцами и болотцами, малыми ручьями с высокими обрывистыми и пологими берегами. Самые большие холмы располагаются на польской стороне — это Королевская гора (218м над уровнем моря), Замковая гора (195 м) и другие. Лес представлен дубами, кленами, елями, соснами, грабом, ольхой. Он обеспечивает пристанище для благородного оленя, лосей, кабанов, бобров, косуль, куниц, ондатры, ласки, раньше были также зубры, туры и дикие лошади. До войны под особой защитой находились такие редкие птицы, как черный аист, черный коршун, скопа, орлан белохвост. В 1930-е годы пуща стала научным центром по изучению птиц, здесь в 1935 году работал известный во всем научном мире орнитолог Отто Штайнфатт. В многочисленных ручьях и протоках, в реке Красной (Роминта) обитает 14 видов рыбы, в том числе угорь, щука, язь, усач, а также ручейная форель — желанный трофей каждого рыбака. Флора и фауна пущи сохраняют свою уникальность по сей день.

Например, неподалеку от Виштынецкого озера произрастают необычайно высокие ели (их высота превышает 40 метров), которые тщательно оберегаются. Чтобы собирать с них созревшие шишки для получения элитных семян, лесничество специально нанимает альпинистов. О благородном олене — «аборигене», отличающемся особой статью и размерами, рассказывают множество легенд. Неоднократно предпринимались попытки по разведению этих оленей в других местах, однако все они кончались неудачей. Потомство от переселенцев вырастало обычных размеров, несмотря на то, что для переселения подбирались места, максимально схожие с родиной оленей. По-видимому, Роминтенская пуща обладает какими-то исключительными особенностями, которые позволяют именно здесь благородному оленю достигать своего совершенства.

Климат здесь, как и во всей Прибалтике, формируется под воздействием воздушных масс Атлантики и Евразийского материка, влияние океана проявляется в виде многочисленных циклонов, которые летом приносят прохладу, а зимой тепло. Среднемесячная температура самого теплого месяца (июля) достигает 18-19 градусов, а самого холодного - 3-5 градусов ниже нуля. Продолжительность солнечного сияния составляет 1800-2200 часов в год, что значительно выше, чем на Рижском взморье или на курортах Литвы.

Ледник оставил после себя не только холмистую местность, но и несколько озер ледникового происхождения, самое большое из них —озеро Виштынецкое, возраст которого насчитывает более 12 тысяч лет. Его глубина достигает 53 м, площадь составляет 1660 га, длина береговой линии - 25 км, оно расположено на высоте 172 м над уровнем моря. Озеро окружают холмы, покрытые лесом, только восточный берег, принадлежащий Литве, не имеет лесов. Вид небольшого городка Виштитис, лежащего среди холмов, придает особую, уютную атмосферу всему озеру, которое стало излюбленным местом отдыха для жителей восточной части Калининградской области. В озеро впадает много мелких ручьев и речушек, а вытекает только одна, Писса. Вода озера отличается особой чистотой, многолетние наблюдения подтверждают, что качество этой воды отвечает самым высоким требованиям. Известно, что 20 лет назад в Калининградской области разрабатывался проект добычи из озера питьевой воды для обеспечения соседних городов — Нестерова, Гусева, Озерска и даже Черняховска.

В озере обитает 22 вида рыбы, промысловое значение имеют ряпушка, сиг, форель, угорь; в 1960-е годы общий годовой улов достигал 35 тонн, в том числе угря отлавливалось около тонны. В 1990-е годы добыча рыбы снизилась до 9 тонн, в настоящее время суммарный улов установить затруднительно.

Есть и другие, не менее живописные, но меньшие по размеру озера — это Чарнерзее (165 га) на юге, Гольдаперзее (226 га) на западе и Северное (Мариновозее, оно же Гёмбёсзее) (менее 100 га) на севере пущи.Решением исполкома Калининградского областного Совета депутатов трудящихся от 10 ноября 1974 года № 347 озеро Виштынецкое и река Красная (на 4-километровом участке в районе пос. Краснолесье Нестеровского района) были официально признаны памятниками природы. С 1994 года на территории Красного леса был организован комплексный государственный природный заказник «Виштынецкий», переведенный в 1998 году в ранг зоологического.

«Дикая пустыня» с XIII века привлекала рыцарей Тевтонского ордена. Гроссмейстеры часто отправлялись туда с многочисленным конвоем и собирали гостей на большие охоты, которые иногда длились целыми неделями. Чаще охота назначалась на лето, на приглашение Ордена собирались искатели приключений со всего христианского мира. В пору охотничьих забав братья Ордена брали на себя заботу обо всем, обеспечивая знатным гостям комфортные условия, посылая предварительно к местам охоты разведчиков и понтонные отряды, которые прокладывали дорогу и наводили временные мосты через реки. Тевтонцы, как отмечал Э. Лависс в «Очерках по Восточной Пруссии» (1915), охотно шли на это, не жалея сил и средств, дабы в Европе сохранялось мнение, что Орден стоит пограничным стражем христианского мира. Особо пышные торжества устраивались по возвращении благородных путников из языческих мест, имена отличившихся храбрейших рыцарей прославлялись поэтами во всем христианском мире. У исследователей истории нашего края имеется заманчивая перспектива поиска таких преданий и легенд в письменных источниках орденского периода. Лависс отмечает также, что эти земли считались заселенными «охотниками и разбойниками». Орден действительно разрешал местным жителям охотиться в лесных угодьях Роминтер Хайде в обмен на пушнину, мед, воск и дичь. Для сбора лесных трофеев создавались специальные пункты — «ягдбуде». В начале XVI века Пруссия стала светским государством, герцогством, появилось огнестрельное оружие, и охота на диких зверей приобрела статус особого развлечения для знати. Для местных жителей охота стала ограничиваться или запрещаться.

С 1715 года, когда леса вокруг Кенигсберга были в основном вырублены, поставка дров и древесины была налажена из восточной провинции. Правительство приглашало жителей к заготовке леса, торфа, поташа, древесного угля, смолы, меда и воска от диких пчел и т.д. После эпидемии чумы Пруссию начали заселять новые жители. Переселенцы из различных регионов Европы были более привычны к животноводству, и площадь лесных массивов быстро сокращалась. Поэтому в 1739 году стала очевидной необходимость ограничений в использовании леса. Накладывались запреты на выжигание лесов, заготовку смолы, древесного угля, выпас коз в лесу и многое другое.

Хозяйственная деятельность в Роминтер Хайде во все времена ограничивалась из-за ее особого положения. Известно, что даже Фридрих Вильгельм I, пригласив в Восточную Пруссию в начале XVIII века своих «любимчиков» — зальцбуржцев, издал свод правил проживания на новой родине. Первым правилом был запрет «всем и каждому» на посещение Роминтенской пущи без специального разрешения, независимо от целей и намерений. Нарушители подвергались большим штрафам и наказаниям. Все же древесину в пуще продолжали заготавливать. Ежегодно на торги выставлялись квоты на вырубку и заготовку 800 куб.м строительной, деловой древесины, 6000 куб.м дров, 500 куб.м хвороста, 6000 м жердей. Для вывоза древесины использовались только лошадиные повозки, чтобы уменьшить повреждение леса при транспортировке, вывоз разрешался в зимнее время, по снегу. В некоторые бесснежные годы заготовленная древесина так и оставалась в лесу. Одной из основных целей использования леса в Роминтер Хайде было обеспечение Кенигсберга древесиной и дровами. Сейчас трудно даже вообразить, что река Красная (Роминте), которая на большом протяжении представляет собой извилистый ручей в 2-3 метра шириной и глубиной менее метра, могла служить для сплава древесины. Однако из летописи известно, что этот «ручеек» весной при половодье сильно разливался, часто затопляя соседние поселения, отчего особенно страдали Вальтеркемен (Ольхо-ватка) и Гумбиннен. Чтобы уберечь от ежегодных весенних наводнений Гумбиннен, в нем была возведена дамба по берегу Писсы, такую же дамбу планировалось построить для защиты ряда поселков по берегам Роминты. До начала XX века в Гумбиннене существовала гильдия сплавщиков леса. Начиная с 1715 г. сплавщики в течение всего года заготавливали древесину и свозили ее к Роминте. Весной лес по реке доставляли до Гумбиннена плотами, которые далее по Писсе, Анграпе, Преголе шли в Кенигсберг. Сплавщики леса оставили в Гумбиннене значительный след. 12 мая 1900 года на западной окраине города ими был заложен лес, который сейчас называют «легкими» Гусева. В процессе интенсивного освоения земель рощи и леса стали вырубать, освобождая место для земледелия, поля мелиорировались, побочным результатом явилось то, что местность была сильно осушена, реки обезвожены.

Роминтенская пуща содержалась в первозданном диком состоянии, и 26000 га были тщательно огорожены по периметру, для того чтобы дикие звери не могли свободно выходить за пределы пущи. Это было сделано по приказу кайзера Вильгельма II в 90-е годы XIX столетия. Дороги также ограждались, хотя были открыты для обслуживания леса, однако во время гона у оленей доступ в лес ограничивался для всех. Пуща была превращена в удобный полигон для королевской охоты. Эйленбург, часто являвшийся участником этих охот, в своих записках называет их «отвратительными»: «Подобное избиение дичи, загнанной в большое огражденное пространство, в центре которого расставлены высокие стрелки, расстреливающие задыхающихся и в отчаянии мечущихся вдоль ограды животных, — недостойная короля забава».

Сохранились отдельные сведения о результатах «королевских охотничьих забав», больше напоминающих военные сводки по уничтожению неприятеля. В охоте принимали участие и последний магистр Ордена крестоносцев, первый герцог Пруссии Альбрехт, и маркграф Георг Фридрих, и курфюрст Иоганн Сигизмунд, и кайзер Вильгельм II, и небезызвестный Герман Геринг. В одном из описаний 1683 года говорится, что курфюрст Иоганн Сигизмунд в пуще за семь лет охоты уложил 4935 благородных оленей. Известно, что еще в 1527 году в Восточной Пруссии обитали туры, которые позже исчезли не без помощи охотников. Последний зубр в пуще Роминтер Хайде был уничтожен в 1755 году, медведь в 1788, а последняя рысь в 1860. За сезон 1937-1938 годов было убито 12647 лисиц.

Немецкий орден в лесной глуши Роминтер Хайде имел охотничий домик, который одновременно служил для заготовки, переработки и сбора продуктов леса. Даже на картах орденского периода на этом месте вблизи большого озера можно отыскать изображение маленькой избушки с надписью «Егерсбуде», хотя чести попасть на карту орденского периода удостаивались далеко не все поселения. Позже в одном из самых живописных уголков пущи, на высоком обрывистом берегу Роминты, была установлена беседка для отдыха охотников, а в 1582 году выстроена охотничья сторожка. В 1683 году, когда курфюрст Фридрих Вильгельм начал заселение восточной провинции переселенцами, Роминтер Хайде получила особый статус, стала «местом высокой и лучшей охоты». Охотничья сторожка была настолько известной, что известный в Пруссии картограф Хенненберг также нанес ее на карту Восточной Пруссии; карты его работы являются наиболее точными и очень популярны до сих пор во всей Европе. Охотничья сторожка многократно перестраивалась, к концу XIX века она носила скромное название «чайный домик».

23 сентября 1890 года во время охоты «чайный домик» посетил кайзер Вильгельм II. Он был так потрясен удачной охотой, прекрасными видами лесной чащи, живописной рекой, что немедленно принял решение о строительстве охотничьей дачи на месте «чайного домика». Для проектирования и строительства были приглашены архитекторы из Осло — Свере и Мунте. Норвегия славилась оригинальной северной деревянной архитектурой, и кайзер решил не отставать от модных архитектурных веяний. В скором времени дом был изготовлен в Норвегии, разобран, морем доставлен в Кенигсберг, потом по железной дороге в Тракенен, на стройку он перевозился на лошадях. Из тесаного булыжного камня был выстроен мощный фундамент, высокий цоколь размером 20 х 25 метров, на нем собрали заготовленный дом. К 1893 году было закончено строительство охотничьего дома и Хубертускапеллы. В капелле имелось 120 сидячих мест, она служила не только семейной кирхой кайзера, в ней также проходили богослужения лютеранской общины Роминте. Так как храм был полностью выстроен из дерева, акустика в нем отличалась удивительной мягкостью, восхищавшей всех гостей. Довершал ансамбль мост, соединявший обрывистые берега Роминты. По обе стороны моста были установлены две большие, достойно выполненные скульптуры лежащих оленей, словно встречавших именитых гостей кайзера. В 1909 году у Хубертускапеллы появилась еще одна скульптура — созданный по заказу кайзера великолепный бронзовый олень с 16 отростками на рогах, стоявший на высоком постаменте (после войны перевезен в Смоленск, где до сих пор украшает детский парк). Автором скульптур был уроженец Гумбиннена, профессор живописи Кенигсбергского университета Рихард Фризе. Как художник-анималист, он пользовался особым расположением кайзера, большого любителя охоты. Картины Фризе на охотничьи темы явились прекрасным дополнением к внутреннему убранству охотничьего дома, который украшали также охотничьи трофеи — рога оленей, косуль, головы зверей. Чтобы «увековечить» трофеи кайзера и его высоких гостей и сохранить «в натуральном виде» обличье уникальных особей животных — обитателей пущи, привлекались лучшие таксидермисты Европы. Долгое время в дом не подводилось электричество, помещения освещались масляными лампами, свечами, что придавало интерьерам незабываемый колорит, оттеняло впечатления после охоты. Внутреннее убранство было простым и в то же время изысканным, мебель изготавливалась по специальному заказу у лучших мастеров. Для членов кайзеровской семьи имелись особые стулья, обитые кожей. Самое большое, массивное кресло с высокой спинкой и подлокотниками служило только кайзеру. Был выстроен также домик для семьи кайзера, скромно обставленный, с маленькими комнатками для ее членов.

Архитектурный ансамбль охотничьего дома постоянно пополнялся новыми постройками: бюро, дом главного лесничего, дома для обслуживающего персонала, лесников. Норвежский стиль с использованием деревянных брусьев сохранялся, но древесина бралась на месте. Было установлено, что древесина местных елей по качеству не уступает норвежской, а по некоторым показателям даже превосходит северную. Для большей ее сохранности все постройки обрабатывались специальным антисептиком, который окрашивал их в благородный красно-коричневый цвет, гармонировавший с окружающим лесным пейзажем.

Во время войны некоторые строения сгорели при пожаре, оставшиеся деревянные стены были разобраны, одно здание перевезено в городской парк Калининграда; кроме того, в Нестерове, в поселке Пушкино можно и сегодня увидеть несколько деревянных домов красно-коричневого цвета, по архитектуре напоминающих норвежский стиль.

Кайзер Вильгельм II очень гордился своими охотничьими успехами, и на месте особо памятных событий устанавливал памятные знаки. Всего известно описание 15 памятников, из них 5 располагались в южной части пущи, отошедшей к Польше. Все знаки в Польше найдены, восстановлены, нанесены на карты, включены в многочисленные туристические маршруты. В путеводителях помещаются их фотографии, описания. Например, один камень установлен на месте, где 29 сентября 1910г. кайзер подстрелил легендарного оленя по кличке «Паша», с 24 отростками на рогах, другой там, где 28 сентября 1912 г. был убит двухтысячный олень, с 14 отростками, третий — на месте «победы» 1 октября 1904 г. над мощным оленем с 28 отростками.

Осталось много рассказов, легенд, воспоминаний о пребывании Вильгельма II в Роминтер Хайде, о его традициях, привычках. Кайзер со своей свитой доезжал до Тракенена всегда по железной дороге, затем высаживался и далее 35-километровый путь проделывал в коляске, запряженной четверкой лошадей от Тракененского конезавода (для кайзера на конезаводе содержалась специальная конюшня). Лошади шли быстрой рысью, без остановок и отдыха в течение двух часов. Свита обычно была очень большой, и при проезде кортежа посторонним было категорически запрещено появляться на дороге.Гостями кайзера часто были высокопоставленные лица различных государств, в том числе и русский царь Николай II. Во время охоты решалось немало политических вопросов.

Однажды кайзер пригласил погостить министра иностранных дел России С.Ю.Витте. Результаты переговоров настолько удовлетворили Вильгельма II, что он вручил русскому гостю цепь ордена Красного Орла — награды, которой удостаивались первые лица государств или коронованные особы. Николай II после известия о высоком приеме был просто вынужден присвоить графский титул министру, который стал именоваться уже фон Витте. В опубликованных мемуарах фон Витте целая глава посвящена описанию этой памятной встречи в Роминтер Хайде, достаточно подробно рассказано об охотничьей даче, ее внутреннем убранстве.

В семье обер-шталмейстера графа Лендорфа сохранились воспоминания о множестве случаев из жизни в Роминте. Для приема высоких гостей кайзера в Роминтенской пуще управляющий конным заводом шталмейстер фон Эттинген, отвечавший и за обслуживание гостей, однажды сшил своим служащим специальную униформу. Она была украшена золотыми позументами, нашивками, как на генеральских мундирах. Фон Эттинген был непременным участником всех приемов и однажды заметил, что служащие проходили мимо него, не предлагая угощения, так как по наряду принимали графа за прислугу. Гости смеялись, когда слышали, как фон Эттинген, выражая желание получить угощение, говорил служащим: «Имейте в виду, что я здесь тоже гость».

В пяти километрах от охотничьего дома располагалось Мариновозее, с прекрасным кофейным домиком на сваях, носившим имя принцессы Луизы. Оно было излюбленным местом отдыха гумбинненской знати, нередко туда захаживал во время охоты кайзер. Среди посетителей кофейного домика бытовала шутка, что домик Луизы — это место, куда «кайзер пешком ходит».

Постоянным кучером Вильгельма II был смотритель конного завода Карл Чихы. Очень опытный проводник, знавший каждую ямку на дороге (асфальтовое покрытие появилось позже), пользовался особым уважением кайзера и его высоких гостей. Считалось большой удачей проехать весь путь на карете, которой управлял Карл. За отличную службу ему была пожалована форма с драгоценными камнями, он очень часто получал различные награды (в Восточной Пруссии шутили, что Чихы был «самым награжденным» человеком страны).

По приказу кайзера Карл Чихы был назначен также управляющим Роминте, прожил там большую часть своей жизни. Только когда кайзер приезжал в Роминте не на охоту, а на отдых, Чихы освобождался от обязанностей управляющего. Карл сопровождал кайзера на всех охотах, славился тем, что мог проехать на повозке через любую чащу, через топи и болота. В октябре 1941 года Чихы умер в Браунсберге, где поселился после выхода на пенсию, и бывший кайзер из голландской ссылки через фон Мольтке прислал на похороны дубовый венок в осенних красках. На белой ленте стояли инициалы Вильгельма II. Венок положили в могилу.

Последний раз Вильгельм II охотился в Роминте 2 октября 1913 года. С 1918 года охотничий домик получил статус государственной дачи. А последняя охота, в которой участвовали члены семьи Гогенцоллернов, была в Роминтенской пуще в 1932 году.

После прихода к власти нацистов людская молва стала называть охотничий дом «Геринг Хайде», так как главный охотовед Германии Герман Геринг также стал большим поклонником Роминтенской пущи, но на государственной даче не жил, а в 1936 году в двух километрах от нее выстроил новую дачу, где часто проводил время. Свой дом Геринг называл «Дом Эмилии», по имени своей жены. Им же были сохранены традиции, заложенные кайзером, — приглашать на охоту именитых людей и влиятельных политиков, чтобы во время этого изысканного развлечения решать и политические вопросы. Известно, например, что Мариновозее в 1935 году было официально переименовано в Гёмбёсзее, в честь премьер-министра Венгрии Дьюлы Гёмбёша, который во время охоты подстрелил капитального оленя. Этот великолепный олень был давно на примете у Геринга, но никак не давался в руки, венгру повезло больше. Гостями Геринга были также английский посол сэр Невилл Гендерсон, польский посол Лински, финский маршал Карл Густав Маннергейм, члены нацистской партии Генрих Гиммлер, Эрих Кох, Иоахим Риббентроп. Имеются и свидетельства о том, что в 1940 году в домике состоялась встреча Г. Геринга с Л.П. Берией, занимавшим в то время высокий государственный пост.

В 1930-е годы государственная дача стала доступной для посещения. В Гумбиннене было создано туристическое общество, которое комплектовало группы экскурсантов. Желающие за небольшую плату могли на лошадях или автомобилях приехать на дачу и познакомиться с легендарными местами царской охоты, с охотничьими трофеями, с местом, где делалась большая политика.

В 1940 году на государственной даче для Геринга был сооружен бункер, который мог выдержать любую бомбардировку. После нападения Германии на Советский Союз в Роминте разместился штаб люфтваффе. В ходе наступательной операции советских войск в конце октября 1944 года 18-я гвардейская стрелковая дивизия овладела Роминтенским лесом. Командир 240-й истребительной авиа дивизии Г.В. Зимин в своих воспоминаниях отмечает, что здания охотничьих домов не пострадали. В плен попала вся прислуга Геринга, из показаний на допросах стало известно, что Геринг собирался приехать на охоту в августе и по его приказу весь лес тогда был прочесан для поимки дезертиров. Но приехал Геринг только за три недели до наступления с другой целью — вывезти ценности. По утверждению охранника, для их вывоза понадобилось 15 грузовиков. Точное место размещения этих ценностей не установлено, но можно предполагать, что немалая часть вещей, охотничьих трофеев, картин, документов находится в Мюнхенском музее охоты. Из других источников известно, что семья Геринга покинула дачу в октябре 1944 года за два дня до наступления советских войск.

При создании линии обороны Восточной Пруссии было принято считать, что Роминтер Хайде является естественным препятствием для наступающих войск противника, и значительных оборонительных сооружений было возведено немного. Этим воспользовались советские войска, которые достаточно легко преодолели сопротивление малочисленной охраны Роминте и смогли прорваться с юга к Гумбиннену. После того как первое наступление было отбито, три месяца линия обороны проходила через лес. Только в январе 1945 года Роминтер Хайде полностью была взята советскими войсками.

Когда Роминтенская пуща была разделена государственной границей между Советским Союзом и Польшей, в Роминте-Радужном разместился пограничный отряд. Краснолесье было передано Министерству лесной промышленности для ведения лесозаготовок и лесного хозяйства. Лесозаготовки очень интенсивно велись для нужд целлюлозно-бумажных комбинатов Калининградской области. За пять лет было вырублено около трети еловых лесов. Проводились и лесовосстановительные работы, вследствие чего территория леса на юге Нестеровского района увеличилась вдвое, появился лес и на берегах Виштынецкого озера. Большая часть Краснолесья находилась в пограничной зоне, где лес эксплуатировался ограниченно, что позволило сохранить его уникальность, девственность. В последние годы многие ограничения на посещение леса и приграничных зон были отменены, лес стал более посещаемым, одновременно лесничества начали получать некоторые средства на его содержание, и лес теперь выглядит более ухоженным, в нем оборудуются места для организованного отдыха, обустраиваются дороги, регламентируется его использование в хозяйственных целях. Для сохранения леса разрабатываются интересные экологические проекты с участием России, Польши, Литвы, Евросоюза. В настоящее время в лесах Польши предпринимаются попытки разведения зубров и тарпанов—диких лошадей. Первые результаты обнадеживают, зубры уже прижились, начали давать потомство. Эти крупные лесные красавцы способны расширять ареал своего обитания, так что можно надеяться в скором времени на встречи с ними в наших лесах. В начале XX века тоже предпринимались попытки возвращения в Роминтенскую пущу зубров, туров и рыси, однако пламя войны не пощадило и животных, имеются сведения только о единичных особях рыси, сохранившихся в лесу после разведения.

До 1990-х годов жители Калининградской области имели ограниченную возможность для посещения пущи. Кроме местных жителей, в Краснолесье, на озеро Виштынецкое желающие могли попасть только при наличии веских оснований. Одним из признаваемых оснований было посещение туристических баз и пионерского лагеря на берегу озера. Некоторые предприятия Гусева и Черняховска смогли выстроить базы отдыха для своих рабочих. И каждая такая поездка действительно становилась событием в жизни каждого ее участника.

Несправедливо будет, рассказав о достопримечательностях нашего края, не вспомнить и о проблемах Краснолесья — Роминтенской пущи. Автору этих строк довелось побывать в лесах Роминтенской пущи на польской стороне. Впечатления остались превосходные. Там на сохранение лесов вкладываются большие средства не только польским правительством, но и Евросоюзом. Развивается экологический туризм, создаются школьные образовательные программы по изучению леса, предпринимается многое другое из того, что у нас не предусматривается даже самыми смелыми проектами. Но польские экологи поделились и своими тревогами. Оказывается, земля в окрестностях Роминтенской пущи интенсивно скупается американскими фирмами, которые планируют создать вблизи уникального памятника природы свинокомплекс. Конечно, бизнесмены не ставят целью уничтожение природы, ими движут более прозаические планы — заполнить европейский рынок индустриальным мясом, произведенным вблизи потребителей. Каковы же будут последствия такого благодеяния? (Нам еще хорошо памятны последствия индустриализации сельского хозяйства в нашей стране.) На эколого-туристической конференции, где велась речь об этой проблеме, представители Литвы, Польши и Калининградской области выразили готовность поддержать, когда это будет необходимо, протест польских экологов против индустриальной экспансии на «легкие Европы».

Другая проблема была озвучена в ходе предвыборной кампании в Государственную Думу РДП «Яблоко», не перешагнувшей 5-процентный рубеж в 2003 году. Оказывается, в конце 2003 года депутаты приняли поправки к лесному законодательству, в соответствии с которыми разрешается производить вырубку в заповедных лесах и выделять земельные участки для строительства индивидуальных коттеджей на территории заповедников и памятников природы. И уже после выборов один «вновь состоявшийся» депутат поучительным тоном изрек: «Вы занимались борьбой за леса, а надо было больше заниматься выборами. Леса подождут». Кстати, самый известный в России журналист, пишущий о природе, — В. Песков в одной из своих еженедельных статей в «Комсомолке» поделился с читателями этой болью и даже предложил написать письма Президенту с просьбой остановить посягательства на памятники природы. Заповедные места — озеро Виштынецкое и наше Краснолесье, Роминтенская пуща, — не должны «растаскиваться на кусочки», раздаваемые в частные руки; эти уникальные, природой сотворенные памятники достойны сохранения в их целостности.

Надровия. Историко-краеведческий журнал // Черняховск. 2004. №5. Стр. 18-29.

Добавил:  

22 сентября 2006

Игорь ЕРОФЕЕВ

КАК ДОЛГО КОРОЛЕВА ШВЕЦИИ МАРИЯ ЭЛЕОНОРА НАХОДИЛАСЬ В ЗАМКЕ ИНСТЕРБУРГ?

Мария Элеонора, королева Швеции, — вдова шведского короля Густава II Адольфа (1594-1632; король Швеции с 1611; из династии Ваза), одаренного полководца и талантливого государственного деятеля. Она была правнучкой последнего гроссмейстера Тевтонского ордена и первого герцога в Пруссии Альбрехта Гогенцоллерна (Бранденбургского) (1490-1568). Дочь его сына Альбрехта Фридриха (1553-1618), Анна, в 1594 году вышла замуж за сына бранденбургского курфюрста Иоахима Фридриха — Иоганна Сигизмунда. 21 ноября 1599 года от этого брака родилась Мария Элеонора.

Вопреки воле брата, курфюрста Георга Вильгельма (1618-1640), она отказалась выйти замуж за польского короля и предпочла ему молодого шведского короля Густава II Адольфа. Тайно обручившись с ним в 1620 году, она уехала на родину жениха. Шведский король стал одним из вождей протестантизма в Тридцатилетней войне 1618-1640 гг., выступая на стороне антигабсбургской коалиции. В 1631 году он одержал блистательную победу при Брейтенфельде. Брак был счастливым. У королевской четы родилась дочь Христина. Однако в 1632 году недалеко от Лейпцига, у небольшого городка Лютцен, в решающем сражении Густав II Адольф погиб. Молодая вдова тяжело переживала потерю мужа. Из-за сложного характера Марии Элеоноры ее отлучили от воспитания дочери, которой назначили опекунов. В 1636 году брат предлагает ей переехать в Пруссию. Но только в 1640 году она бежит из Швеции на корабле в соседнюю Данию. Правительства других государств не берут на себя ответственность принять строптивую вдову. После смерти Георга Вильгельма его сын и преемник Фридрих Вильгельм (1620-1688), позже названный Великим курфюрстом, определил ей место жительства сначала в Кюстрине, а с 1643 года в Инстербурге, находящемся в стороне от «эпицентра» событий Тридцатилетней войны.

Управляющим в Инстербурге тогда был Адам Фридрих фон Добенек, который жил не в замке, а в своем имении Пирагинен. Состоятельный управляющий сделал все возможное, чтобы вдова шведского короля чувствовала себя в замке Инстербург комфортно. Для нее и свиты в южном крыле были выделены апартаменты, в которых, по просьбе Марии Элеоноры, расширили окна, выходящие во внутренний двор. Для королевы в замке устроили также капеллу, где проводились богослужения. Будучи весьма образованной особой, знатоком искусств, она продолжала заниматься художественным творчеством, музицированием. Мария Элеонора поддерживала отношения с прусскими аристократическими семьями и выступала в роли крестной матери у детей бюргеров и служащих замка. Летнее время она проводила в поместье Альтхоф (ныне пос. Портовый на западной окраине Черняховска), а в своих письмах неоднократно упоминала о красивых местах, в частности о липовой аллее в Альтхофе. Содержание двора королевы обходилось шведскому канцлеру в 40 тысяч шведских талеров, которые, вместе с 6 тысячами талеров дочери Христины, выплачивались ежегодно Пруссии. Распорядителем средств, поступающих для Марии Элеоноры, стал сам фон Добенек.

«Беспокойной» Марии, впрочем, и в Инстербурге не особенно нравилось. В 1644 году у нее возникло желание покинуть замок Инстербург, так как ее дочь Христина заявила, что желает отречься от шведского престола. Однако Мария Элеонора вернулась в Стокгольм лишь в 1648 году, прожив в замке со своим двором почти пять лет. В 1654 году Христина действительно отказалась от правления в пользу своего кузена Карла Густава. А год спустя, 18 марта 1655 года, Мария Элеонора скончалась в Стокгольме в возрасте 55 лет.

Надровия. Историко-краеведческий журнал // Черняховск. 2004. №5. Стр. 30-31.

Добавил:  

22 сентября 2006

Игорь ЕРОФЕЕВ

КТО ИЗ ЗНАМЕНИТОСТЕЙ МУЗЫКАЛЬНОГО МИРА ПОСЕЩАЛ ИНСТЕРБУРГ?

В 40-х годах XIX в. в Инстербурге гастролировал известный немецкий композитор и дирижер, крупнейший реформатор оперного искусства Рихард Вагнер (1813-1883). Он первым создал возвышенную музыкальную драму, основанную на синтезе искусств, прежде всего поэзии и музыки. Вокально-симфонический стиль мышления, новаторская гармония и оркестровка оказали сильное влияние на дальнейшее развитие европейской музыки в целом. Вагнеру принадлежит 13 опер. Все они созданы на собственные, основанные на преданиях и мифах, либретто («Летучий Голландец», «Тангейзер», «Лоэнгрин», «Персифаль»). Наибольшую известность композитору принес грандиозный цикл из четырех опер под общим названием «Кольцо Нибелунга» (1854-1874). Он автор и трудов по теории музыки: «Искусство и революция», «Художественное произведение будущего» (1848), «Опера и драма» (1851) и др. П.И. Чайковский назвал Вагнера одной из самых замечательных личностей второй половины XIX в.

Рихард Вагнер в разные годы жил и работал в Кенигсберге. В 1836 году молодой музыкант приехал в Кенигсберг вслед за своей возлюбленной — актрисой Минной Планер. Он служил капельмейстером в оперном театре у Параденплатц. Венчание молодоженов состоялось в Трагхаймской церкви Кенигсберга. Во время гастрольной поездки в Инстербург Рихард Вагнер выступил со своим оркестром на сцене городского театра, расположенного на Театерштрассе (ныне ул. Льва Толстого), у стен замка Инстербург.

С открытием в 1865 году железнодорожного сообщения Берлин — Петербург деятели культуры Европы получили возможность с меньшими сложностями посещать столицу Российской империи. Восточнопрусский город Инстербург, через который проходили пути следования поездов, стал включаться, выражаясь современным языком, в гастрольный график известных музыкантов. Одним из первых, кто выступил в это время в Инстербурге, стал Иоганн Штраус — сын (1825-1899), австрийский композитор, скрипач и дирижер. Продолжая дело отца, композитора Иоганна Штрауса (1804-1849), он стал создателем классических образцов «венского вальса», самыми известными из его произведений этого жанра являются романтические вальсы «На прекрасном голубом Дунае» (1867), «Сказки Венского леса» (1868), «Весенние голоса» (1883). Им созданы 16 веселых и жизнерадостных венских «танцевальных» оперетт, в том числе «Летучая мышь» (1874) и «Цыганский барон» (1885). Всего Иоганн Штраус написал около 500 произведений танцевальной музыки. В период 1856—1869 гг. он как дирижер неоднократно выступал в России. Отправляясь в 1865 году со своим оркестром в Петербург, композитор остановился в Инстербурге. Выступление состоялось в павильоне большого сада отеля «Королевский двор» (позже «Кронпринц»; сейчас на этом месте находится магазин «Макс», ранее «Детский мир»; остатки сада еще и сегодня можно видеть — это бывшая детская площадка яслей-сада №4 на улице Госпитальной, в здании которого теперь размещается филиал Санкт-Петербургского Петровского колледжа). Оркестр исполнил как произведения Штрауса—сына, так и произведения его отца.

Надровия. Историко-краеведческий журнал // Черняховск. 2004. №5. Стр. 31-32.

Добавил:  

  Copyright © 2004-2019
  www.chernyahovsk.com